16:15 

Для тебя [авторский фик]

J-Factor
Название: Для тебя
Автор: Narana
Пейринг/Персонажи: Окура Тадаёши/Ясуда Шота
Категория: слэш
Размер: ~2300 слов
Жанр: AU, real life, занавесочная история
Рейтинг: PG-13
Примечание: ООС по желанию (с)
История вдохновлена этими фото - 1 и 2
Задание:
Цитата: Но иной раз я думаю: с радостью отдала бы острое словцо или изящный реверанс за друга, который бы остался со мной на субботу и воскресенье лет эдак на тридцать. Рэй Брэдбери. Вино из одуванчиков


Окуре не впервой было проснуться с кем-то в обнимку. Ещё не открывая глаз, он крепче обвил руки вокруг чужого тела, стараясь незаметно вычислить партнёра. Ну, или хотя бы выяснить его пол. О вчерашнем вечере Окура помнил только, что тот был невыносимо деловым и унылым. А потом он целовал кого-то в лифте…
Человек рядом перестал шевелиться, шумно вздохнул и предпринял новую попытку выкрутиться из объятий. Жёсткий рельеф двигающихся под руками мышц подсказал, что компанию на ночь Окуре составил мужчина, а значит, скоропалительно жениться не придётся.
Но кого же он умудрился подцепить на деловом приёме отца, среди чопорных костюмов-троек и косых взглядов на собственную «косуху»? Память буксовала.
- Эй, мне, правда, пора, - окликнул парень, обернувшись через плечо. Его вьющиеся волосы беспощадно щекотали нос, но Окура мотнул головой и упрямо прижал его к себе. Собственное тело, тяжёлое спросонья, отказывалось расставаться с удобной позой. Окура, пробурчав в чужой затылок, усилием воли забросил на вошкающегося партнёра ногу, фиксируя надёжнее.
- Эй, полегче, я тебе не плюшевый мишка, – проворчал придавленный… – чёрт, они хоть познакомились? – парень и несильно лягнул его в лодыжку. Окура тихо взвыл и разжал руки.
Кудрявый выкатился из кровати, оставив Окуру по самые уши кутаться в простыню. И с вялым удивлением обнаружить на себе вчерашние джинсы.
Мысль развивалась медленно, будто ей платили за каждое сформированное предложение, и нехотя, будто платили очень мало.
Окура сильно нахмурился. Он чувствовал себя исключительно разбитым, а никак не удовлетворённым. Энергично растирающий полотенцем мокрые волосы парень тоже не подавал никаких признаков блаженной неги. Мда. Обзавестись партнёром на ночь, чтобы просто спать с ним, было как-то вообще некруто.
Почти прочитав его мысли, парень подмигнул из-под разлохматившейся чёлки и бесхитростно припечатал:
- Ты обещал, что пронзишь меня своим копьём. Но после того как споткнулся о порог номера, привести в чувство тебя не смог бы даже поцелуй Прекрасного Принца, не то что мой.
Поверженный одним ударом, Окура упал лицом в колени, надеясь, что на этом унижение закончится. Но его мучитель не захотел остановиться на достигнутом.
- Не переживай, мой рыцарь в кожаных доспехах. – Пальцы неудачно запутались в деревянных от вчерашнего геля волосах. – Я верю, что ты сразил бы меня своим орудием наповал, а помешал тебе лишь зелёный змей.
Смутиться сильнее от этой дурацкой «сказки» с откровенным подтекстом не представлялось возможным, и Окура среагировал единственно доступным способом – рассмеялся. Парень присоединился к нему, неловко похлопав по плечу.
И расставил все точки над i:
- Меня зовут Ясу, но ты, Окура Тадаёши, можешь продолжать звать меня Драконом. – Он ткнул пальцем себе за спину, где на его куртке невозможной расцветки красовался кожаный гребень. – И я пришлю тебе открытку.
Окура проследил, как за дверью номера исчез кончик «драконьего» хвоста, и подумал, что надо было сказать хоть что-то. Следующие полчаса он посвятил придумыванию оригинальных ответов, но все они, так и не родившись, канули в полуденную дрёму.

А спустя три недели экономка добыла из забитого рекламками почтового ящика открытку, обклеенную иностранными марками.
Окура поначалу недоумённо повертел в руках цветную картонку. На ней Иисус простирал искупающие ладони над ночным Рио-де-Жанейро, утопающим в электрическом свете и мраморной чёрно-голубой воде окружающей бухты. С обратной стороны был от руки нарисованный мультяшный дракончик, сложивший все имеющиеся два когтя на лапе знаком мира. Окура хмыкнул, вспомнив своего случайного знакомца Ясу, и заложил открытку в толстенный том по проектированию жилых помещений.
Отец сдержанно ярился после той скандальной выходки Окуры, отнял кредитные карточки и поклялся лишить наследства. Окура переждал отповедь и пошёл извиняться перед расстроенной матерью. Ей-то он и пообещал образумиться, обязавшись не ударить в грязь лицом на экзамене.
Девушка курсом старше, которую он пригласил позаниматься дома, сейчас вышагивала по его комнате, одетая в юбку-карандаш и светлый лифчик. Она зачитывала вслух собственный конспект по технологии строительства подземных паркингов и сыпала техническими терминами с такой лёгкостью, с какой девчонки из группы Окуры обсуждали сумочки из новых дизайнерских коллекций. Да ещё бретелька то и дело норовила соскользнуть с её узкого плечика… Так что учёба Окуре не то чтобы легко давалась.

Следующая открытка, манящая мерным жаром побережья Тенерифе, настигла Окуру ввалившимся домой из-под стены рухнувшего дождя. Насквозь мокрый и от этого злой, он смотрел на умиротворяющий пейзаж. На обороте в «облачке» возле улыбающейся морды дракона было написано по-английски: «Надеюсь, тебе сегодня не повезло с погодой!». Окура перечитал дважды. Отправитель то ли обладал отстойным чувством юмора, то ли бы не силён в иностранных языках. Окура раздражённо отбросил открытку в сторону. Спустя пару минут он забрался под горячие струи душа, всё ещё ворочая на языке глупое пожелание. И улыбнулся, мстительно представив пережарившегося на солнце кудрявого «Дракона», у которого потом будет облазить нос.

Получив в очередных посланиях «привет, тут холодно» с фьордов Норвегии и предложение «выпить чашечку кофе» с Голубой горы на Ямайке, Окура сдался: желание ответить мелкой, но раздражающей занозой засело в мыслях и пересилило врождённую лень.
Выяснить имя нетипичного журналиста, освещавшего тот деловой приём, организованный отцом, труда не составило. Ясуда Шота был кем-то средним между штатным сотрудником и вольным репортёром издательства «Миру – мир». Охочий до путешествий, он брался за любую работу подальше от дома, и каким ветром его занесло на встречу воротил строительного бизнеса Осаки, стало загадкой. Загадкой это было, по-видимому, и для главного редактора, который, порывшись в записях и календаре, затруднился ответить, где сейчас искать шустрого журналиста.
Слегка обескураженный, но раздобывший-таки заветный электронный адрес, Окура чуть не врезался в очередного кудрявого сотрудника. Фейс-контроль у них здесь, что ли, такой?
- Привет! – окликнул тот Окуру, как старого знакомого.
- Привет? - осторожно удивился Окура.
- Я слышал, вы ищете Ясу? – обаятельно улыбнулся парень со штативом для фотоаппарата наперевес. - Он говорил что-то про панд из Парка Западных Окраин в Пекине. Но не знаю… Он наш искатель сокровищ, - с гордостью закончил он.
- А, может быть, его номер… - начал Окура.
- Ни за что! – воскликнул парень. – А вдруг вы маньяк! – он сделал страшные глаза, развернулся и умчался, высоким голосом прокричав «пока-пока». Окура в недоумении посмотрел ему вслед, пожал плечами и отправился домой, по дороге сочиняя текст письма.

«Я знаю, где ты!» - обличающе написал Окура в окне сообщения. Он остался очень доволен формулировкой и, удостоверившись, что письмо ушло адресату, улёгся спать. Заглянув перед этим на кухню.

«Да ну?)))» - гласил ответ.

«А вот да!» - настучал Окура и призадумался: так они далеко не уедут.
Необходимость принимать решение заставила его оторваться от ноутбука и прогуляться до холодильника. Он настругал себе пиалу свежих овощей и разогрел в микроволновке пасту, но дельная мысль так и не посетила его. Зато подоспела экономка. Окура, переминаясь с ноги на ногу, дождался, пока она повесит плащ и отдаст ему принесённую почту. Среди писем нашлась открытка с Великой Китайской стеной, а дракон на обороте предсказуемо грыз бамбук.
«Как тебя найти?» - отправил Окура.
Не успел он прикончить свой поздний завтрак под песни новой девичьей группы Canjani8, как браузер мигнул пришедшим ответом: картой Пекина с отмеченным крестиком отелем и провокационным «За неделю доберёшься?)))))».
И Окура, который привычно перемещался лишь между пляжными тусовками мира на личном самолёте семьи, ухватил последний билет - в эконом-класс, как жить?! – на ближайший рейс до Пекина.
«Не вздумай уезжать, не дождавшись! У меня на тебя планы!» - дерзко пригрозил Окура, захлопнул крышку ноутбука и поплёлся собираться: до вылета оставалось четыре часа.

Открывший ему Ясу оказался совсем не таким, как Окура запомнил. Ладно, он был тогда не в том состоянии, чтобы обращать внимание на детали, но отсутствие кудрей показалось вымотанному одиннадцатичасовым перелётом Окуре предательством. Он неуверенно протянул руку прямо через порог и коснулся колючих, коротко стриженных с одного бока волос Ясу. Тот накрыл его ладонь своей, и это как-то примирило Окуру с реальностью.
- Я приехал, - медленно, не до конца веря в происходящее, проговорил Окура.
- Я вижу, - улыбнулся Ясу, так что лучики разбежались из уголков его глаз, и потянул его в номер. – Добро пожаловать в Китай.

Они молчали по большей части. Ясу указал на свободную полку в шкафу и готовил чай. Окура, засыпая на ходу, разбирал свои вещи. Они устроились рядом на диване перед говорящим на китайском телевизором, поминутно переглядываясь поверх чашек с ароматным напитком.
Окура тяжелеющим телом постепенно приваливался к боку Ясу – и не заметил, как уснул.

В Пекине было шумно. Осака тоже не отличалась тишиной и размеренностью, но здесь хаос царил повсюду. Про правила дорожного движения, казалось, никто не слышал. Люди вокруг передвигались на всех возможных видах транспорта: от машин и автобусов, до самокатов и мопедов. Город пестрел яркими полотнами и гобеленами (Окура только-только разминулся с Праздником драконьих лодок), шум и гомон обрушивались со всех сторон, от томно-сладкого аромата цветущих повсюду роз кружилась голова.

Через неделю Окура окончательно свыкся с мыслью, что заставить Ясу усидеть на месте не способна ни одна сила во Вселенной. Не считая, разве что, кружки хорошего пива и самого Окуры (по утрам).
Они держали дистанцию целых четыре дня, будто присматриваясь и приноравливаясь друг к другу.
- Мы же джентльмены, - посмеивался Ясу.
Ему стало не до смеха, когда Окура перехватил его ладонь и уложил на своё колено.
И целовал упоённо, пока лифт стремительно нёс их вверх, как тогда, в самый первый вечер.

За Пекином последовали Сеул и Лаос, а потом Окуре пришлось вернуться домой, повинуясь очередному ультиматуму отца и необходимости продолжать учёбу.
А Ясу продолжил отсылать ему открытки с драконами из всех возможных уголков света. И письма с идеями статей. И дурацкие сообщения, от которых неизменно становилось тепло где-то под рёбрами. И карты городов с отмеченными на них отелями, где селился, на случай, если у Окуры найдётся окно в расписании.

Окура делал всё, чтобы оно находилось, став одним из самых успешных студентов на курсе. На радость родителям, которые по такому поводу смотрели сквозь пальцы на постоянно увеличивающееся количество заграничных штампов в паспорте сына.
Он даже стал чуть меньше ненавидеть самолёты. Было ради чего.

- И долго ещё мне мотаться за тобой по миру?
Дорога в двадцать два часа от Осаки до Лондона в окружении распевающих на все лады рождественские гимны и песни людей довела Окуру до ручки. Последние два дня вообще выдались такими, что впору взвыть.
- Брось, Окура. Ты же втянулся!
Ясу в красной вязаной кофте с оленями замер напротив лохматой ёлки с игрушечной звездой в руках.
- Ты что, не можешь хоть иногда просто оставаться дома?!
Окура бросил сумку на пол, распинал ботинки в прихожей и прошёл напрямик к зажжённому камину, рывком опустился на корточки и вытянул подрагивающие то ли от холода, то ли от напряжения руки к огню. Ноздри щекотал пряный запах горячего вина и очищенных мандаринов.
- Я люблю путешествовать. И не люблю сидеть дома, ты ведь знаешь.
Ясу остановился рядом, возле ног Окуры лёг на пол шерстяной плед. Огонь в камине выплюнул в дымоход сноп искр, дохнув в лицо Окуры горячим воздухом.
- Ясу, это не серьёзно, - глухо проронил Окура. Потребность орать и крушить всё кругом никуда не исчезла, но будто бы приглушилась треском горящих поленьев, запахом смолы и ощущением присутствия Ясу за спиной.
- А должно быть?
Окура хмуро и неверяще посмотрел на него, и Ясу опустился на пол, сникая разом как-то весь.
Сегодня Рождество, сказал себе Окура, он не может меня бросить. Только не он, не сейчас.
- Я надоем тебе, - ровно произнёс Ясу, будто уже в сотый раз, и скрестил руки на груди, закрываясь. – Надоем, и тебя больше не будет рядом. Не хочу быть для тебя как все, остальные, которые ждут. А тебя с ними нет. Потому что ты со мной, пока. А потом закончится твоя учёба, ты возглавишь компанию отца и женишься… Нам хорошо сейчас, Окура. Пусть так и будет. Не надо усложнять.
Окура запутался в его словах, глупо, как можно заблудиться на знакомой улице во внезапной темноте, потеряв направление. Да и Ясу не силён в объяснениях.
На его пальце матово поблескивало кольцо, такое же, как на руке Окуры.
Они нашли эти кольца в крошечном ювелирном магазине в «городе-сыре» Гауде и купили их не сговариваясь. Посмеиваясь над собой, пили на брудершафт и целовались в узких переулках. Но и тогда, и сейчас - это было важнее всего сказанного и несказанного между ними.
Окура плюхнулся на зад и притянул к себе Ясу, так что тот уткнулся носом в сгиб его локтя.
- Ты можешь говорить что угодно.
Ясу фыркнул в рукав его свитера, но Окура не дал сбить себя с толку.
- Послушай, ладно?
Он помолчал минуту, собираясь с духом. Слышать эти слова, крутить в своей голове – это одно. Но стоило сказать их кому-то другому – и тогда они станут по-настоящему реальными.
- Отец вчера выгнал меня из дома. Сын, который полжизни проводит, катаясь на свидания к мужчине, слишком сильный удар по его – и его компании – репутации. Мне нечем платить за учёбу и квартиру и тем более не на что покупать билеты, чтобы ловить тебя по всему свету. Я теперь не завидный жених, так что если тебе именно это во мне нравилось…
Окура и сам чувствовал, что его заносит не туда, но какая-то часть его хотела той боли, которую причиняли эти слова.
Ясу вывернулся из-под руки и долго вглядывался в его лицо. Так пристально, что Окура не выдержал этого взгляда и закрыл глаза, чувствуя, что вискам стало влажно. А потом Ясу коснулся губами его лба, будто благословляя, и тихо произнёс:
- У нас глинтвейн остывает и мандарины сохнут. Неправильно это, так? Сейчас это главное.
Так расставленные приоритеты пришлись Окуре по душе. Он откинулся на спину, едва не приложившись головой о покрытый тонким плетёным ковром пол, и растёр ладонями лицо. Ясу потрепал его по колену и ушёл доводить до ума рождественский ужин.

И всё-таки Ясу был не прав. Забыть на один вечер - или до самого Нового Года - о предстоящих сложностях, ссоре с родными, кромешной усталости было возможно вовсе не ради ароматных рыжих мандаринов. А благодаря человеку, у которого храброе сердце дракона и смеющиеся глаза. Который не давал пустых обещаний, что всё будет хорошо, но был способен парой слов и одним прикосновением создать это самое «хорошо» – прямо сейчас. Который был рядом весь прошлый год и хоть бы остался – ещё на ближайшие сто.
Окура поднялся, подкинул в кастрюльку с закипающим глинтвейном несколько палочек гвоздики, удовлетворённо втянул носом запах. Выудил из коробки с новогодними украшениями пушистую мишуру, чтобы повесить под потолок, куда Ясу не смог бы дотянуться. И, проходя мимо, поцеловал Ясу в затылок.
Окуре, определённо, было, что загадать в эту рождественскую ночь.

Вопрос: Какой оценки заслуживает работа?
1. ★ ★ ★ (автор, вы гений!)  10  (52.63%)
2. ★ ★ (очень понравилось)  7  (36.84%)
3. ★ (в целом зашло)  2  (10.53%)
Всего: 19

@темы: J-Factor, G - PG-13, авторский фик

URL
Комментарии
2015-12-16 в 14:03 

KontRayen
this is because I am cool! (с) Fujigaya Taisuke
мне очень понравилось :super:

2015-12-16 в 17:53 

Mefistofeia
Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. (с) Мефистофель (Гёте. Фауст)
История какая-то, с одной стороны, безнадежная, но, с другой, видится надежда на светлое будущее. Ну или я так просто вижу. Или хочу думать, что в конечном итоге все у них будет хорошо. В любом случае, спасибо за ваш труд. Было интересно прочесть)

2015-12-21 в 22:40 

timmy-kun
кого ты видишь за ветром?
Который не давал пустых обещаний, что всё будет хорошо, но был способен парой слов и одним прикосновением создать это самое «хорошо» – прямо сейчас.
:heart::heart::heart:

понравилось до чёртиков :inlove:
всё-всё-всё. и фото, которыми вы вдохновлялись, их образы, и что написано, и как написано :heart:
вообще никак не воспринимала этот пейринг, но тут он так хорош и так живо представляется :heart:
спасибо, автор :heart: и плюс миллион сердец за новогоднее настроение :heart::heart::heart:

2016-02-03 в 00:51 

Narana
сияющая дерзкая коза // crazy candy
автор дикий-дикий тормоз, - простите! - но всё-таки добрался сказать спасибо!
KontRayen, Mefistofeia, timmy-kun, ваши тёплые слова додали мне райтерского счастья и новогоднего настроения, правда! :sunny::sunny::sunny:
KontRayen, внезапно!))) и ужасно приятно, спасибо! :china:
Mefistofeia, Или хочу думать, что в конечном итоге все у них будет хорошо.
Обязательно будет! Эти люди созданы для счастья, вместе и по отдельности))) Спасибо, что прочитали! :4u:
timmy-kun, ОМГ, спасибо большущее за ваши слова! :love:
вообще никак не воспринимала этот пейринг, но тут он так хорош и так живо представляется
Это самый лучший комплимент))) ОхЯссов мало кто понимает, рада, что приоткрыла их прелесть для вас~
и плюс миллион сердец за новогоднее настроение
Финал планировался другим, скажу по секрету) Но всеобщее предпраздничное помешательство сделало своё дело)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Battle of the Stars

главная